(no subject)

Когда уходит любовь, и вслед за ней исчезает вера, тогда умирает надежда и воцаряется наконец полный покой в душе. Вечный покой. Ничем и никогда уже не нарушаемый покой смирённого кладбища.

Но всё-таки – ведь это же упокоение души, не правда ли?..

(no subject)



Вино, которое не распито вдвоём,

И что ты пьёшь один в умершем доме –

Оно как мёд, как сладкий, добрый мёд,

Впитавший горечь неизбывной боли.

Хрусталь бокала тлеет в плами свечном,

Вино – как кровь, что сцежена из вен,

И вечер мой как вечность бесконечен,

Хоть замкнут он в периметр этих стен.

Душа пуста, и пеплет серой мглою,

На сердце – мрак, на сердце только тлен -

Не манит больше пламя за собою

Туда, где златом светит вязь пелен.

Круг завершён, его сомкнулись цепи,

Вопрос закрыт нелепостью в ответе,

Закрыт навечно – и я пью сейчас

За тех, за НИХ, а вовсе не за НАС.

(no subject)

                                 ЭПИТАФИЯ



Я плакал, опершись на выступ скальный.
"Ужель твоё безумье таково? -
Промолвил мне мой спутник достохвальный.

Здесь жив к добру тот, в ком оно мертво.
Не те ли всех тяжеле виноваты,
Кто ропщет, если судит Божество?


Данте, "Божественная Комедия",
Ад, песнь двенадцатая.



Здесь умер человек, и не родился ангел,
Здесь ад лежит под мраморной плитой,
И адских сил змеящееся пламя
Ей заменило сладостный покой.

Ей вместо сердца в грудь булыжник вложен,
В её устах свила гнездо змея,
И стал язык ехидной чёрной ложи,
Что лишь в себе права и для себя.

Не пожалей прохожий, но печалью
Твоей склонись над тленностью её,
Она теперь в краю, где так желала
Своих страстей окончить бытиё.

Она теперь колосья жнёт проклятья
В стране, где вечность - хуже чем ничто,
Ей духи тьмы мужья теперь и братья,
И в смерти нет для жизни ничего.

Но пожалей, прохожий, не об этом,
Её судьба - лишь плод любви её,
Но пожалей, что, не родившись светом,
Христос не умер с пользой для неё,

И что в толпе Голгофского Ненастья
Ещё одна кричала: "Распинай!",
И что огонь дарованного счастья
Ушёл в январь, не прожив даже май.

(no subject)

Шутки с жизнью кончаются смертью,

Но шутки со смертью не кончаются жизнью,

Шутки со смертью кончаются адом,

Адом, настигшим сознанье при жизни.

Шутишь ли ты, или шутят с тобою

Волны забвенья в безумья прибое –

Кто б ни шутил, но расплатой за это

Будет твоё прогоревшее лето.

Ветры истленья сотрут и развеют

Жизни лохмотья твоей по вселенной –

Волосы мёртвых уже не седеют

В прахе изгнившей главы твоей бренной.

Прах еси ты, и из праха рождённый

В прах возвращаясь, по воле Господней,

Воли своей ты исполнить не сможешь

Там, где костей своих крошево сложишь.

Там лишь истаешь, в последнем прозреньи –

Тень ибо есмь среди множества теней,

Тень, что рождаясь от отблесков света

Гаснет в сияньи извечного лета,

Лета, где к жизни рождается пламя,

Тех, кто и не был конечно же, с нами,

Тех, у кого, не встречаясь со смертью,

Вечно сознанье искрит круговертью,

В небо вплетаясь сиянием сна

Светом пронизанным с самого дна.

(no subject)

С громким шелестом страница перелистнулась, и – обложка захлопнулась.

Страница оказалась последней, а обложка – тяжёлой, как могильная плита.

Камень чёрного гранита с огненными, пылающими буквами эпитафии, написанной ещё множество, множество веков тому назад.

День растаял без следа

В тьме прошедшего безумья,

Чаша выпита до дна,

Чаша треснула от края,

И лежит там, догорая,

Только вечной смерти тьма.

Словно не было вчера,

Словно нет у завтра тени,

Словно цепь пустых мгновений

Там распалась навсегда.

Бьет крылом взлетая ворон

И отчаянно кричит,

Только вязнет крик в безмолвьи

Где ничто в беззвучьи спит.

Только снег бесшумной ватой

Сыплет хлопьями с небес,

Заволакивая сердце

В серых лет бесчувствья пресс.

(no subject)

13 - 07 -2014 (каковы цифры, а?)  я отправил открытку из преисподней. И - не на небеса, разумеется. Отнюдь не на небеса. Помниться, я уже отмечал, пару лет тому, что 18 августа (лень смотреть какого года) "лёд тронулся". Но - не тронулся он тогда окончательно, господа присяжные заседатели! Не тронулся. Хотя и мог бы. Но - вот, сгнивала ситуация потихоньку. Сгнивала. И - только 13 июля 2014 года отправилась открытка в своё странствие по глубинам ада. И что сказать? Да больше сказать и нечего. Всё, что могло быть сказано уже БЫЛО сказано. Десятью днями раньше. А теперь.. А теперь:

Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя!

И опрокинутая чаша

Излилась вниз огнём и серой,

И вспыхнув попранною верой,

На растерзанье отдан мир.

Стервятникам здесь будет пир,

И тучный стол, и крысьи стаи

Придут наполнить писком дали

Так и не сбывшихся надежд.

Лохмотья подранных одежд

Не смогут скрыть гниющей плоти,

И на разросшемся болоте

Не будет боле ничего –

Лишь гниль, и серость без закатов,

И без восходов – ночь, иль день,

И мёртвых судеб дребедень

В которых только бремя свято..

(no subject)

Если уж нельзя быть первым в Риме, то нужно стать последним в деревне. Ведь обе позиции – одинаково экстремальны.








По улице торжественно шествовал в сопровождении приближенных роскошно разодетый правитель города.

Люди смиренно склоняли головы перед ним, а те, что сидели, вставали и жались к стенам.

Один из приближенных, размахивая жезлом, накинулся на лежащего дервиша:

- Ты что тут разлегся, загородил дорогу?! Не видишь, кто идет? Встань, нечестивец!

- Я встану только перед тем, кто выше меня,-невозмутимо молвил дервиш.

Услышав эти слова, правитель заинтересовался, подошел к дервишу и спросил:

- А разве я не выше тебя?

- Конечно, нет! Есть много должностей повыше твоей, верно ведь?

- Верно.

- Знаю, ты правитель города. А кем ты будешь, если тебя повысят в должности?

- Правителем области,-ответил правитель.

- А потом?..

- Потом-визирем.

- Ну, а если еще выше?

- Наместником шаха.

- А еще выше?..

- Это предел! Над всеми нами властвует шах. Он выше всех.

- Скажем, ты стал шахом-что дальше? Кто еще выше?

- Никто!

- Вот я и есть этот никто! (с)

(no subject)

Он на редкость беспристрастен и равно сочувствует обеим сражающимся сторонам.

                                            Вследствие этого и результаты для обеих сторон бывают всегда одинаковы.


                                                                                                                                                                                           (с)


(no subject)



..Группенфюрер СС, барон Отто Густав фон Вехтер, в бытность свою губернатором дистрикта «Галичина» приобрёл регулярную, и вполне полезную для здоровья привычку ежедневно, сразу же перед завтраком, принимать водные процедуры на свежем воздухе. Ровно в 7-30 по местному времени он, ежась от утренней свежести (особенно суровыми галицийскими зимами) сбегал по ступенькам парадного входа Нижнего Замка (который, как губернатор края, он использовал под свою личную резиденцию) и непосредственно с высокого гранитного парапета набережной прыгал в дымящиеся утренней свежестью кристальные воды Полтвы, как раз напротив Оперного Театра - там, где эта река разливается в городской черте особенно широко и привольно. Затем Отто быстро переплывал неторопливые воды, загребая вверх по течению, выскакивал на ступени, сбегающие к воде от каменных фонарей, высящихся перед входом в оперу, весело делал ручкой начальнику личной охраны, всегда, с совершенно каменной мордой незыблемо запирающего для праздной публики  выход на набережную со стороны проспекта Адольфа Гитлера, и затем, уже не торопясь переплывал речку обратно, царственно восходя по ступенькам на предзакмовую площадь, где, вытершись махровым, и огромным как простыня индийским полотенцем, накидывал на голые плечи свою старую генеральскую шинель, и шёл завтракать.

Но именно вот эта благоприобретённая многолетняя привычка к здоровому образу жизни и сыграла с ним совершенно фатальную злую шутку, когда он, уже приготовив все документы для тайной эвакуации в Южную Америку из Италии, и продолжая скрываться под именем Альфредо Рейнхарда в католическом заведении “Vigna Pia”, затерявшимся в густых садах на южной окраине Рима, всё ещё продолжал ежедневно окунаться по утрам, сразу же после скудного монастырского завтрака в грязные, мутные, и совершенно загаженные воды Тибра, где и заразился желтухой, скоропостижно сведшей его в могилу на одном из кладбищ Вечного Города..

никогда в этом мире ненависть не прекращается ненавистью, но отсутствием ненависти прекращается она

«Он оскорбил меня, он ударил меня, он одержал верх надо мной, он обобрал меня». У тех, кто таит в себе такие мысли, ненависть не прекращается. «Он оскорбил меня, он ударил меня, он одержал верх надо мной, он обобрал меня». У тех, кто не таит в себе такие мысли, ненависть прекращается. Ибо никогда в этом мире ненависть не прекращается ненавистью, но отсутствием ненависти прекращается она. Вот извечная дхамма.»

Дхамма, очень хорошо перекликающаяся с тем, что и Господь учит в Своём Слове:

«..говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся. Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.

…любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас. Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку. Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад. И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд. Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете.»

Действительно – ИЗВЕЧНАЯ дхамма. Взгляд на проблемы материальной ментальности ИЗ ВЕЧНОСТИ. Не ОТ ВЕЧНОСТИ, а именно – ИЗ ВЕЧНОСТИ.

Но для того, чтобы ТАК смотреть, нужно ведь смотреть ИЗ вечности. А мы всё смотрим ИЗ временности, и ПО пространственности.

О чём говорит ИЗВЕЧНАЯ дхамма? Приобретая материальное и телесное ты приобретаешь лишь ВИДИМОСТЬ, или, того хуже – иллюзорность. Теряя материальное и телесное ты, опять же – теряешь лишь по видимости, или того хуже – по иллюзорности. То есть – лишаешься иллюзорно. А вот приобретая НЕНАВИСТЬ через иллюзорность, ты приобретаешь конкретное проклятие в вечности. Тоже иллюзорное, по взгляду ИЗ ВЕЧНОГО. Но, поскольку, иллюзия стала стержнем твоего личностного существования, то оно обретается в этом существовании в НАСУЩНУЮ СУБРЕАЛЬНОСТЬ. Паразитирующую на ПОДЛИННОЙ реальности, сугубо ограниченную и частную, но, тем не менее, не становящуюся от этого менее УЖАСНО РЕАЛЬНОЙ. Для тебя самого.

Так что решение проблемы одновременно и божественно простое и архиадски сложное. «Стань тенью для зла, бедный сын Тумы, и страшный Ча не поймает тебя». Но – кто из нас ГОТОВ стать этой тенью? Кто из нас готов жить в мире, но не с миром? Ладно – Господь с его Божественной природой. Но ведь были же и ЛЮДИ, тем не менее «ставшие тенью для зла». Правда – легко отказаться от ненависти отрёкшись от собственности всего материального и телесного. Это – акт сугубо единовременный. Правда – хороший вопрос – спасает ли и он? Ибо отсутствие ИСПЫТАНИЙ ещё вовсе не подтверждение стойкости в них.

Вот в том-то и дело.

Поэтому извечная ДХАММА дополняется. Дополняется – и «благородным восьмеричным путём», и Крёстным Путём Господа. Который, прежде чем нас на него звать, сам там «первую лыжню» проложил. Но, пока иллюзорность представляется насущностью – иного выхода нет. «Претерпевший же до конца - спасется». Ибо – ненависть не прекращается ненавистью, но изживанием оной в конкретных ИСПЫТАНИЯХ потерь и поношений прекращается она. Изживается – и отнюдь не ИНОЙ ненавистью. Ибо многие считают, что они ПОБЕДИЛИ, если научились ненавидеть не злотворящего, а самое зло. Но – это не помогает. Даже если ты ненавидишь зло не в злотворящем (это-то как раз совсем нетрудно), а даже в себе самом. Ибо – «ненависть не прекращается ненавистью, а отсутствием ненависти прекращается она».

Недаром же в дхамме также сказано было, что даже желание прекращения желаний не способствует прекращению желаний. Или – стремление к пресечению стремлений не способствует пресечению стремлений. Ведь и «благородный восьмеричный путь» - это овсе не путь ПРЕСЕЧЕНИЯ стремлений. Это путь БАЛЛАНСИРОВКИ по резольвенте. По ПРАВИЛЬНОЙ резольвенте. Лишь СЛЕДСТВИЕМ которого становится АБСОЛЮТНАЯ внутренняя ПУСТОТНОСТЬ (и, при этом, отнюдь не ПУСТОТА).

В общем – когда уходит ненависть, на её место приходит любовь. Но чтобы пришла ПРАВИЛЬНАЯ любовь – сначала должна быть изжита ВСЯКАЯ ненависть. Даже – ненависть ко злу. В общем – то же самое – путь по резольвенте «крёстного пути испытаний». Где суть не в каждом отдельном телодвижении – а в ОБЩЕМ порядке Пути. Ибо – как говорит пословица – «дорогу осиливает идущий». Лишь бы сама дорога была правильной.